Категория: Пресс-центр
277

Тема инвестиций – достаточно специфическая. Эта сфера деятельности региональных властей нацелена на перспективу, мало помогает пиариться здесь и сейчас, поскольку реальные для населения результаты станут заметны не сию минуту, не через месяц.  

Чем Смоленщина привлекает инвесторов?

От идеи и проекта по созданию с нуля нового производства до воплощения в жизнь проходят порой годы. И только по истечении времени становится понятно: всё было не зря – появляются новые рабочие места, пополняется бюджет, сокращается отток населения в столицы.  

В Смоленской области работа по привлечению инвесторов – дело непростое. Регион слегка опоздал. Многие крупные производства и проекты когда-то (до 2012 года) увели из-за незаинтересованности местных властей более активные регионы. Та же Калуга, например. Но – было бы желание. Стартовав в масштабах страны, когда инвестиционные «плюшки» были уже почти поделены, Смоленская область быстро набрала очки в свою пользу, предложив инвесторам не просто выгоды географического положения и свободные земли, но создав мощную инфраструктурную поддержку и режим наибольшего благоприятствования. Желающие работать в регионе (свои и приезжие) получают помощь и сопровождение на всех стадиях реализации проекта – от идеи до запуска. В этом огромная заслуга специально созданного для этих целей департамента инвестиционного развития и всех подразделений сопутствующей инфраструктуры, работающих единой командой.

Сегодня гость нашего номера – Константин Петрович КАССИРОВ, генеральный директор  Корпорации инвестиционного развития Смоленской области. В разговоре с ним мы выяснили, для чего создана Корпорация, насколько успешно работает принцип «одного окна» для инвесторов, что представляют собой и зачем нужны индустриальные парки и есть ли очередь из желающих инвестировать в развитие региона. 

– Константин Петрович, когда в Смоленской области появилась Корпорация инвестиционного развития и зачем создана?

– В Смоленской области Корпорация появилась в 2013 году по инициативе губернатора Смоленской области Алексея Владимировича Островского. Однако нужно посмотреть немного раньше этой даты, ведь ещё до этой даты по поручению президента России на федеральном уровне было принято общее решение, что в каждом регионе должны работать институты развития, основная задача которых – привлечение инвесторов, сопровождение проектов на всех стадиях реализации – от начала (от идеи, бизнес-плана) и до ввода в эксплуатацию и запуска проекта в полную силу. С учётом этих решений федерального центра в большинстве субъектов были созданы соответствующие структурные подразделения. И за прошедшее время практика показала, что они достаточно успешно функционируют.  Каждый регион пошёл по своему пути: где-то организованы агентства, некоммерческие организации, автономные учреждения, государственные предприятия, где-то, как у нас, – общества с ограниченной ответственностью. Нельзя сказать, что какая-то из выбранных юридических форм более эффективная – кому как было комфортнее работать. Отмечу, что мы находимся в стадии развития, и нам есть куда расти дальше, так как, повторюсь, в других регионах этот процесс начался раньше или, наоборот, подзатянулся. 

 

Все в одной лодке, или Результат важнее процесса… 

 

– Корпорация инвестиционного развития выступает связующим звеном между инвесторами и властью?

– Мы – один из региональных институтов развития. Сложно сказать, что именно мы связующее звено, потому что работу Корпорации невозможно отделить от работы других органов власти – региональной и муниципальной, от работы фондов и центров поддержки. Основная наша задача – найти и привлечь инвесторов в регион. А дальше  функция Корпорации – помочь инвестору разобраться во всех административных процедурах и эффективно наладить работу с органами власти. Зачастую мы сталкиваемся с тем, что инвесторы, приходя  в новый регион, не знают, с чего начинать. В общем-то, законодательство везде одинаковое, процессы происходят похоже, но тем не менее есть и своя специфика. Инвестору сначала надо решить вопрос с выбором подходящей  площадки, на которой реализуется проект. Площадок много, и первый этап – определиться. А для этого нужно понять все основные необходимые параметры площадки в зависимости от того, в какой сфере реализуется проект, осуществить правильный  выбор территории. Если это сельскохозяйственные проекты, то в первую очередь речь идёт о крупных земельных массивах, которые необходимо локализовать таким образом, чтобы оптимизировать сам проект. Если это промышленность, то необходимо учесть два очень важных фактора: наличие энергоресурсов и трудовые ресурсы, потому что кадры – одно из основных приоритетных условий при реализации проекта. Подчеркну, что инвесторы очень часто выдвигают достаточно специфичные требования к площадкам. Такие, например, как роза ветров, количество солнечных дней на данной территории и другие. И мы готовы к этим вопросам.

– Получается, что региональная власть делегировала Корпорации достаточно широкие полномочия, чтобы обеспечить, как сейчас принято говорить, «единое окно»?

– Идея работы в режиме «единого окна», по принципу того, как это организовано для населения в многофункциональных центрах, прослеживается по всем регионам при создании корпораций развития. Это необходимо, чтобы инвестору не пришлось бегать по кабинетам и выяснять, где какие получать разрешения, не усложнять и не бюрократизировать чрезмерно процесс  вхождения на территорию. Поэтому работа инфраструктурных подразделений в сфере инвестиционного развития  нацелена на то, чтобы объединить усилия. Мы – единый механизм, команда и нацелены на решение общей задачи – развития региона. Практика работы с каждым инвестором в рамках проектных офисов доказала свою состоятельность и эффективность. То есть на стадии, когда инвестор определился, что готов прийти в наш регион, мы формируем проектный офис по реализации проекта.   Этот офис – не помещение с сотрудниками, а динамичная структура. Проектная команда, в которую входят представители различных органов региональной власти, местного самоуправления, сотрудники федеральных органов власти, действующих на территории региона, сетевых организаций – все те, кто объединены по каждому проекту и под конкретную задачу: сопровождения предложенной бизнес-идеи от начала и до реализации. По каждому инвестиционному проекту состав разный: если это сельское хозяйство, то включаются представители департамента по сельскому хозяйству, представители Россельхознадзора или Росприроднадзора; если промышленность – то соответствующие структуры администрации области.

– Кто инициирует создание и состав проектных команд?

– Инвесторы  в регион приходят не только через нас. Органы власти не менее активно работают в этом направлении – ведь инвестор может прийти и в сферу ЖКХ, и в туризм, или в любую другую отрасль. Нет задачи повесить орден на грудь и поделить заслуги – есть общее дело развития Смоленщины. К примеру, очень активно в вопросе привлечения капиталов и производств работает наш отраслевой департамент инвестиционного развития. Часть инвесторов обращаются напрямую в департаменты администрации области по профилю своей деятельности. С инициативой о создании проектной команды выступает тот, к кому обратился инвестор.

– То есть вы не конкурируете между собой?

– Зачем? Каждый выполняет определённую задачу в своей части общей работы. Невозможно, да и нет смысла приписать кому-то одному заслугу. И Корпорация инвестиционного развития не функционирует как отдельная обособленная региональная структура, в общем механизме работы в области нет распрей: «это наш, а это не наш инвестор». Тем более мы не делим инвесторов по принципу: «маленькие» и «большие». Как неоднократно подчёркивал губернатор Алексей Владимирович Островский, каждый из них – главный. Концепция работы – командная. Важно не личное первенство, а общий результат.

 

Корпорация зарабатывает самостоятельно?

 

– Констатин Петрович, заслуги общие, а как тогда определить эффективность работы самой Корпорации? Есть ли какие-то измеряемые показатели?

–  Есть специфические маркеры, по которым уровень нашей деятельности оценивает, например, Агентство стратегических инициатив. Просто так, на глаз невозможно вычленить досконально результат каждого участника общего процесса инвестиционной деятельности. Измеряется успех и достижения субъекта в целом. Конечно, для Корпорации эффективность – это прежде всего реально запущенные проекты, в которых мы принимали участие (в привлечении, в сопровождении). Есть, конечно, и отдельные направления деятельности, где показатель нашей эффективности может найти количественное выражение. Например – работа по созданию резервного фонда земель  Смоленской области совместно с администрацией области, с муниципалитетами. Формированием земельных участков, технической работой занималась непосредственно Корпорация. По итогам этой работы нам удалось сформировать резервный фонд региона в размере 50 тысяч га сельхозземель, и это сейчас – хорошая база для инвестиционных проектов, в первую очередь в сельском хозяйстве.

– Откуда собирали земли в этот резервный фонд?

– В штате Корпорации есть специалисты – кадастровые инженеры, которые могут проводить работы по межеванию. На первом этапе, несколько лет назад, это была кропотливая бумажная работа, которая отнимала много времени. Мы проводили ревизию: брали картографические материалы начиная с времён существования бывших колхозов и совхозов, сопоставляли с данными кадастрового учёта, Росреестра. Вся информация наносилась на новые карты – у нас сейчас есть в электронном виде сведения из каждого района Смоленской области. Проанализировав информацию, составляли так называемый «паззл», чтобы сформировать земельные массивы из земель государственной и муниципальной собственности, а также включив невостребованные земельные доли (брошенные земли бывших колхозов и совхозов). Потом начинался второй этап: полевые работы, когда кадастровый инженер брал оборудование и выезжал на место устанавливать границы и непосредственно формировать земельные участки. В Смоленской области земли, которые используют, но не оформляют, – это одна из наших «головных болей». Совместно с органами местного самоуправления мы помогали местным производителям эти земли оформить. С приходом в регион крупных сельхозигроков проблема встала достаточно остро. Местные пользователи земель «без документов» начали волноваться (как, например, в юго-западных районах области): все крупные холдинги работают в правовом поле, земли оформляют в соответствии с законодательством, и у сельхозтоваропроизводителей, не озаботившихся юридическим подтверждением права на собственность или аренду, могли возникнуть проблемы. Надлежащим образом оформленные документы – не прихоть власти, а жизненная необходимость, а для сельскохозяйственных предприятий и фермеров это гарантия, что они продолжат нормально работать. 

– Работа Корпорации полностью финансируется из бюджета?

– Отчасти в нашей деятельности предусмотрено региональное финансирование, так как учредителем является областная власть, но у нас в уставе одна из задач – зарабатывать самим на своё содержание. И руководством области нам поставлена задача по итогам 2019 года выйти на самоокупаемость. Вся деятельность по сопровождению инвестиционных проектов, естественно, осуществляется Корпорацией на безвозмездной основе. Это в некоторой степени я бы назвал государственной услугой. Мы не берём плату с инвесторов за помощь. Но есть у нас и направления коммерческой деятельности, чтобы обеспечить финансирование и затраты по содержанию Корпорации. Например, у нас в штате есть инженеры, которые сейчас выполняют практически все виды кадастровых работ и в отношении земель, и в отношении объектов. У нас развивается очень интересное направление, завязанное на техническую службу, – энергоаудит, или, как мы это называем, услуги «энергоадвокатов». И действующие предприятия, и вновь создаваемые сталкиваются с необходимостью подключения к сетям энергоснабжения. Зачастую сетевые организации, рассчитывая плату за техприсоединение, считают, как им удобнее, – выбирают такие технические решения, которые для них наиболее комфортны. Законодательство это никоим образом не запрещает, но тем не менее увеличиваются расходы предприятий, которые, являясь коммерческими организациями, должны зарабатывать. Для многих из них, ещё не получающих прибыль, расходы на техприсоединение создают серьёзную финансовую брешь в бюджетах. Мы это понимаем и стараемся помочь обратившимся минимизировать расходы. Штатные специалисты вручную проверяют предложенные технические решения и выбирают варианты, наиболее подходящие для инвесторов. Иногда расходы на техприсоединение удаётся сократить в разы, просто выполняя работу по оптимизации затрат. Наша профильная служба показала свою полезность и эффективность. Помощь в законном сокращении расходов для инвесторов, аудит – это одна из составляющих нашей коммерческой деятельности.

 

Почему индустриальный парк выглядит как чистое поле?

 

– Индустриальный парк «Феникс» входит в круг интересов и деятельности Корпорации?

– Да, индустриальные парки – это наша тема, и, на мой взгляд, приоритетная. Регион предоставляет достаточно большой объём льгот и преимуществ для резидентов. Далеко не во всех субъектах РФ индустриальные парки предоставляют такие бонусы, начиная, например, с того, что с момента начала строительства арендная плата для инвестора отсутствует. Для компаний и предприятий это очень важно, поскольку в период проектирования и строительства территория не используется для извлечения прибыли.

– Что же такое по сути своей индустриальный парк? Часто про «Феникс» слышны упреки, что четвёртый год строительства, а всё – чистое поле. Что сегодня есть на этом поле?

– Да, присутствует мнение о том, что внешний вид «Феникса» не оправдывает представления о том, как дымят заводы и территории застроены стеклом и бетоном. Проезжают люди мимо – поле и поле, какие-то строительные работы ведутся. Даже некоторые мои знакомые спрашивают: а где красота индустриальная, «Феникс» строится уже четвёртый год? Может, разочарую кого-то, но сама по себе идея индустриальных парков заключается в том, чтобы предоставить инвестору площадку (земельный участок), на котором есть все необходимые коммуникации. Площадка должна быть подготовлена к строительству, без головной боли о газе, воде, электричестве, водоотведении и подъездных путях. Приходи, проектируй, приступай к строительству – всё необходимое есть. На первом этапе земельные участки предоставляются резиденту в аренду, после ввода объекта в эксплуатацию и начала производства у инвестора есть право выкупить земельный участок очень выгодно для себя – за 25 процентов от кадастровой стоимости. При этом за инвестором сохраняется выбор: выкупить или арендовать землю под объектом, но уже не за одну копейку, конечно. Мы в практике деятельности столкнулись с тем, что налоговые льготы и преференции инвесторам интересны, но не на первом месте. На первом месте всё-таки наличие площадки с коммуникациями и возможность как можно быстрее приступить к реализации проекта. Это один из самых важных моментов, и индустриальные парки – самая лучшая альтернатива частным площадкам, которых тоже достаточное количество, но которые не готовы сразу к строительству. Обычно самостоятельный подвод коммуникаций для собственника условно занимает год-полтора, за это время проект уже может потерять свою актуальность. А когда, как в индустриальном парке, все коммуникации готовы, то по большому счёту достаточно наличия типового проектного решения (многие инвесторы, кстати, идут по этому пути). Например, компания «Новые энергетические системы» – один из действующих резидентов парка – с момента идеи потратили всего два месяца и до нового года планируют получить разрешение на строительство. При этом, оформив в аренду участок на территории парка, подготовительные мероприятия, не требующие разрешения, они выполняли параллельно с проектированием, сэкономив время до начала реализации проекта.

– Что полезное для инвесторов есть на территории парка?

– Уже сейчас в «Фениксе» оборудованы электрическая подстанция, газ, завершается строительство очистных сооружений и водозабора (две скважины). Есть автомобильная дорога – основная и осевая. Текущий, 2018 год – последний год строительства индустриального парка. Есть проект планировки по площадкам, чтобы в общем иметь представление для себя и инвесторов, как будет выглядеть парк, но эта планировка не статична – для отдельных резидентов в зависимости от их требований мы формируем земельные участки, отвечающие их потребностям.

– И сколько уже есть резидентов?

– Статус резидентов имеют три компании. «Новые энергетические системы» выпускают шинопроводы как альтернативу кабелю для крупных предприятий. География их поставок достаточно широкая: и Россия, и ближнее зарубежье. Есть компания «Алвидпроф» – местный производитель алюминиевого профиля, запланировавший в «Фениксе» открытие второй очереди производства (есть работающий завод в районе улицы Лавочкина). А третий резидент – компания Walzmatic («Вальцматик»). Интересное предприятие – производят тепличное оборудование: тележки, подъёмники. Долгое время предприятие было локализовано в Подмосковье, но они пришли к тому, что нужно уже не арендовать производственные площади, а строить что-то своё, и остановились на площадке парка «Феникс». Появление на территории региона такого предприятия актуально с учётом того, что одно из направлений привлечения инвесторов в регионе – это тепличные хозяйства.

– «Феникс» строится практически с момента создания самой Корпорации инвестиционного развития Смоленской области»?

– Четвёртый год – это не в чистом виде стройка. Строительству индустриального парка предшествовала подготовка полного пакета документов, потому что финансирование осуществляется из федерального бюджета – ведь полностью построить парк за средства регионального бюджета, как это делают некоторые регионы (например, Московская область, Татарстан), мы бы не смогли. В первую очередь благодаря усилиям главы региона Алексея Владимировича Островского серьёзная подготовительная работа была сделана качественно, в срок, и Смоленская область прошла конкурсный отбор в Минэкономразвития. Кроме того, ежегодно проводился конкурс на подтверждение очередного этапа финансирования, то есть ежегодно надо было подтвердить своё право на финансирование в следующем году при жёстком контроле качества, соблюдения сроков работ, неукоснительного выполнения этапов, изначально прописанных в проектно-сметной документации. Это очень ответственная и кропотливая работа. Кстати, парки строила не только Смоленская область, но и другие регионы, подавшие одновременно с нами заявки в Министерство экономического развития. Состоялся достаточно жёсткий конкурсный отбор, поскольку количество денег, как правило, ограничено, а количество желающих – практически все регионы. Некоторые субъекты приходили с проектами строительства двух парков, как мы, некоторые – с тремя. Деньги выделили далеко не всем и не в полном объёме. Конечно, то, что администрация Смоленской области каждый год могла подтвердить свою состоятельность и финансово, и по срокам реализации этапов строительства – это огромное достижение. Корпорация, являясь управляющей компанией парка, конечно, участвовала в этом процессе – часть нашей работы тоже рассматривается на конкурсе, но заслуга полностью принадлежит руководству региона: сколько денег просили, столько и получили, доказав необходимость их привлечения. Это удалось не многим желающим.

– Три резидента в парке уже есть, а будет очередь из инвесторов в ближайшей перспективе?

– Потенциальных резидентов много, потому что сама по себе история с индустриальными парками бизнесу интересна, тем более что «Феникс» уникален тем, что фактически находится в черте крупного города, закрывая важный кадровый вопрос. Рядом с парком есть микрорайон Пасово, обладающий определённым количеством земель для строительства, если у резидентов возникнет необходимость возведения жилья для своих работников. Рядом Печерск – перспективная территория привлечения кадров. Один из дополнительных бонусов – транспортная доступность. Предварительно проработан вопрос о возможных маршрутах городского транспорта, которые будут захватывать и территорию парка (в утренние и вечерние часы), чтобы помочь решить вопрос для резидентов о доставке персонала на место работы. Заявок от потенциальных желающих у нас много, инвесторы ждали, когда «Феникс» будет построен. До официального введения в строй у парка уже есть три резидента. Очень мало регионов, где строительство парков и привлечение инвесторов осуществляются параллельно. В феврале планируется осуществить официальный ввод индустриального парка в эксплуатацию. Показательно: за последние два месяца поступили сразу четыре заявки – люди уже готовят бизнес-планы, документацию на присвоение статуса резидента. И это только те, о ком уже можно говорить максимально предметно, – компании, настроенные всерьёз переходить к этапу официального получения статуса резидента. Как правило, многие крупные инвесторы строят за кредитные деньги, и, приходя к нам, выбирая площадку, они одновременно начинают свою работу по привлечению финансовых средств – этот процесс занимает достаточное время. Только получив заёмные средства, они идут за получением статуса резидента, с момента получения которого возникают определённые обязанности. При защите проекта инвесторы представляют график своих работ, есть определённые требования к капитальным затратам на территории парка, есть требования к созданию рабочих мест. То есть вступают в силу договорённости, которые инвесторы обязаны выполнять, работая в регионе, – в противном случае статус резидента они утратят. Сейчас у нас есть множество заявок, но если говорить максимально предметно, то помимо трёх имеющихся ещё четыре потенциальных резидента будут реально готовы начать работу в «Фениксе» уже ближайшей весной.

А пока, пользуясь случаем, от имени коллектива Корпорации инвестиционного развития Смоленской области поздравляю смолян с наступающим Новым годом, желаю благополучия и процветания!